sekret-platformy-grebennikova-raskryt-_43

Антигравитационная платформа Виктора Гребенникова

Виктор Степанович Гребенников — энтузиаст-энтомолог, его сфера интересов — насекомые. Но однажды он сделал неожиданное открытие, о котором достаточно подробно и честно рассказал в книге «Мой мир», изданной в Новосибирске тиражом всего в одну тысячу экземпляров.

Удивительное открытие произошло летом 1988 года, когда ученый разглядывал в микроскоп хитиновые покровы майского жука. Его поразил узор на внутренней стороне крыла — это была упорядоченная, словно штампованная, композиция, напоминающая соты пчел. Понять, для чего природе надо было создавать столь изысканную структуру, было бы трудно, если бы не случайность.

Исследователь без всякой цели положил на одну пластину точно такую же с необыкновенными ячейками. И тут произошло странное: деталька вырвалась из пинцета, повисела в воздухе пару секунд, после этого плавно упала на стол. Пластины явно взаимодействовали! Виктор Степанович повторил опыт — одна пластина парила над другой!

03435135

После этого ученый скрепил проволочкой несколько крыльев, получив «хитиноблок», — и тут уже не только легкие предметы, но даже канцелярская кнопка легко зависала над «блоком», а в какой-то момент она даже начисто исчезла из вида, словно уйдя в другое измерение. Гребенников понял, что случайно натолкнулся на нечто Другое: он открыл явление антигравитации! Позже ученый назвал свое открытие эффектом полостных структур.

s29306862Гребенников внимательнейше исследовал под микроскопом структуру подложки крыла и сумел повторить ее на опытной модели. Два года потребовалось ему, чтобы из своего мольберта художника и прикрепленной к нему стойки с управлением секторами перекрытия полостных структур сделать компактную летающую платформу на одного человека.

Свой первый полет Гребенников совершил в ночь с 17 на 18 марта 1990 года с улицы ВАСХНИЛ — городка (сельхозакадемии) под Новосибирском, где он жил.

s23716518Вот как он описывает первый полет: «Поднимался прямо с улицы, полагая, что во втором часу ночи все спят и меня никто не видит. Подъем начался вроде бы нормально, но через несколько секунд, когда дома с редкими светящимися окнами ушли вниз и я был метрах в ста над землей, — почувствовал себя дурно, как перед обмороком. Тут опуститься бы, но я этого не сделал, и зря, так как какая-то мощная сила как бы вырвала у меня управление движением и тяжестью — и неумолимо потащила в сторону города».

Он пересек зону девятиэтажек, пролетел заснеженное поле, шоссе Новосибирск-Академгородок и устремился к громаде спящего города. Его несло к заводским трубам, густо дымившим в ночи.

«С величайшим трудом я сумел с грехом пополам сделать аварийную перенастройку блок-панелей, — пишет Виктор Степанович. — Горизонтальное движение стало замедляться. Лишь с четвертого раза его удалось погасить и зависнуть над Затулинкой — Кировским районом города… С облегчением убедившись, что «злая сила» исчезла, я заскользил обратно, но не в сторону ВАСХНИЛ-городка, а правее, к Толмачеву — запутать след на тот случай, если кто-то меня заметил».

s68418219

На следующий день новости, сообщения по телевидению и в газетах были для испытателя более чем тревожными. Заголовки «НЛО над Затулинкой», «Снова пришельцы?» — явно говорили о том, что его полет засекли. Одни воспринимали «феномен» как светящиеся шары или диски, другие утверждали, что летела «настоящая тарелка» с иллюминаторами и лучами…

С тех пор изобретатель стал совершенствовать свой «аппарат», предпринимая подчас весьма далекие, до 400 км, путешествия в места природных заказников, где он продолжал исследовать насекомых. Как правило, полеты происходили в летнее время.

Геннадий Моисеевич Заднепровский рассказывал об этом, демонстрируя на экране снимки и самого Гребенникова, и его странного аппарата, и фото со взлетом платформы. Признаться, даже нам, уфологам, привыкшим к самым разным ситуациям и неожиданностям, трудно было осознать реальность такого открытия.

Вот как описывает свои полеты сам Гребенников:

s16993477— Знойный летний день. Дали утопают в голубовато-сиреневом мареве. Я лечу метрах в трехстах над землей, взяв за ориентир дальнее озеро — светлое вытянутое пятнышко в туманном мареве. Меж полей и перелесков вьются тропинки. Они сбегаются к грунтовым дорогам, а те, в свою очередь, тянутся туда, к автотрассе… Сейчас я в тени облака; увеличиваю скорость — мне это очень легко сделать — и вылетаю из тени… Меня держат в воздухе не восходящие потоки, у меня нет крыльев; в полете я опираюсь ногами на плоскую прямоугольную платформочку, чуть больше крышки стула — со стойкой и двумя рукоятками, за которые я держусь и с помощью которых управляю аппаратом. Фантастика? Да как сказать…

— Меня снизу не видно: даже при очень низком полете я большей частью совсем не отбрасываю тени. Но все-таки, как я после узнал, люди изредка кое-что видят на этом месте небосвода: либо светлый шар или диск, либо подобие вертикального или косого облачка с резкими краями, движущегося, по их свидетельствам, как-то «не по облачному». Большей же частью люди ничего не видят, и я пока этим доволен — мало ли чего. Тем более что пока не установил, от чего зависит «видимость-невидимость». И поэтому, сознаюсь, старательно избегаю в этом состоянии встречаться с людьми, для чего далеко-далеко облетаю города и поселки, а дороги да тропки пересекаю на большой скорости, лишь убедившись, что на них никого нет.

s40567134— Увы, природа сразу поставила мне свои жесткие ограничения: смотреть-то смотри, а фотографировать нельзя. Так и тут: не закрывался затвор, а взятые с собою пленки — одна кассета в аппарате, другая в кармане — оказались сплошь и жестко засвеченными. При этом почти все время обе руки заняты, лишь одну можно на две-три секунды освободить».

Хочется цитировать Гребенникова еще и еще, но любой, кто знаком с интернетом, вполне может прочитать подробности и комментарии, увидеть фотографии устройства на ряде сайтов. Кстати, была подсчитана средняя скорость полета на платформе — до 1200 км в час. Как у реактивного самолета, и при этом никаких неприятных ощущений! Фантастика!

Судьба открытия Гребенникова незавидна. В Новосибирске активно действовал так называемый комитет по борьбе с лженаукой, и ученого сразу и безоговорочно зачислили в шарлатаны. Тем паче что естествоиспытатель имел образование лишь в объеме десятилетки. Когда надо было учиться, он сидел в сталинских лагерях как сын «врагов народа».

А весной 2001 года из-за перенесенного инсульта ученого не стало… Сейчас многие энтузиасты по его записям пробуют восстановить «Антигравитационную платформу Гребенникова» — такое наименование получил его аппарат.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

6 комментарии для “Антигравитационная платформа Виктора Гребенникова

      1. Это что-то из оперы, я большой фантазёр! На скорости 1200 км/час стоять на этой швабре, Это все одно что над пропастью 200 метров пройти по трубе толщиной с черенок от лопаты,на противоположную сторону!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *