«Дети индиго» кто они?

Есть мнение, что бездарных людей не бывает, бывают только не нашедшие своего призвания. Есть и другое мнение, что одаренных мало, бездарей полно, а лентяев еще больше. Вон, заводы стоят, одни гитаристы в стране! Появление понятия «дети индиго» внесло поправки в представление об одаренности.

Началось все с того, что у простого шахтера из Западной Вирджинии в начале 50-х родилась дочка Нэнси Энн Тэпп — она была седьмой по счету среди целых тринадцати детей. Девочка была, прямо скажем, со странностями, и ее отправили на воспитание подальше — к бабушке и дедушке в Шотландию. Благородные старички разобрались с головой внученьки и выяснили, что она не психопатка, не экстрасенс и не выдумщица, а самый обыкновенный синестетик. А надо сказать, что синестезия — совершенно шикарное врожденное свойство психики, не являющееся отклонением. Запахи для таких людей — цветные, звуки — осязаемые и т.п. Чтобы хоть на время заполучить такую способность, некоторые едят ЛСД и грибочки. А кому-то оно достается задарма от природы. Так вот, Нэнси рассказывала, что когда в детстве садилась обедать, то вместо вкуса картошки она отчетливо чувствовала вкус треугольников.

На самом деле в простейшей форме это ощущение знакомо почти всем. Ведь для каждого человека любая буква в алфавите или цифра имеет свой собственный, подходящий исключительно ей цвет. Но обычно этим дело и ограничивается. Куда веселее живется абсолютным синестетикам, которых по статистике в мире 5%. Вот пример с англоязычного сайта про синестезию: «У вашей любимой книги вкус тряпичных кружков? Вам не нравится индивидуальность дверного косяка в вашей спальне? Ударив палец на ноге, вы видите белый цвет? Запах асфальта на вкус соленый? Голос Стинга выглядит, как золотые шары? Если так, вы наверняка синестетик».

Короче, кроме потребления геометрически пропорциональной еды, Нэнси развлекалась, ощущая цвета людей. Каждый человек для нее имел свой оттенок или спектр цветов, которые менялись в зависимости от настроения объекта или съеденной им еды. При этом Нэнси настаивает, что к пресловутой ауре это не имеет ни малейшего отношения, равно как и ее способности — к ясновидению.

Так вот однажды, в конце 70-х годов, она начала видеть людей с новым цветом, ни разу не встречавшимся ей раньше. Причем среди всех этих темно-синих людей не встречалось ни одного взрослого, только дети. И она сделала логичный вывод — да это ж новый человеческий вид, который рождается синим! К тому времени она уже девять лет работала с одним психиатром, сторонником школы Юнга, -разбиралась в своих способностях. И в результате в 1982 году издала книгу «Как разобраться в жизни с помощью цвета», где впервые упомянула этих новых увиденных ею детей под названием «дети индиго». С тех пор она говорит, что 97% современных детей до десяти лет и 60% детей старше пятнадцати лет — индиго.

Позже Нэнси приметила несколько взрослых индиго, самому старшему из которых был сорок один год. А еще она разглядела цвет индиго среди политиков, представьте себе, единственным среди них оказался Барак Обама — и это еще задолго до его президентства, он тогда был конгрессменом от Иллинойса.

Если подумать, то становится ясно, что дети индиго чудом стали достоянием общественности. Гораздо больше шансов было за то, чтобы это открытие так и осталось одним из фактов личной биографии Нэнси Энн Тэпп, зафиксированным лишь в маленьком тираже ее книжечки. Ведь увидеть их никто больше не может.
Однако ж книжка попалась на глаза кому нужно, и в 1999 году вышла уже другая книга «Дети индиго: новые дети уже пришли» от поклонников движения нью-эйдж Ли Кэрролла и Джен Тоубер. Тираж у книги был огромный, доход у авторов отменный, а интерес к новому явлению у пап и мам массовый.

С тех пор тема стала популярной донельзя. Семинары проводятся, лекции читаются, а эзотерическая литература пухнет от книг со словом «индиго» на обложке. Скажем, в нашем отечестве самые читаемые — «Кто они, дети индиго?» Зигфрида Войтина-са, «Под знаком индиго» Евгении Бейнарович, «За пределами детей индиго. Новые дети и наступление пятой эры» П.М.Х. Этуотера. Все это порядком бредовая литература, перемежающаяся графоманскими стихами авторов, религиозными проповедями, историями о пришельцах из космоса и сверхспособностях детей, которых авторы наблюдали без счету в своей жизни. Везет же кому-то. Вот бы хоть глазком посмотреть на телекинез.

«У моей бабушки артрит, Она больше не может наклоняться и красить себе ногти на ногах. Поэтому дедушка для нее это делает, хотя у него руки тоже крутит артритом. Это и есть любовь» (Ответ индиго на вопрос «Что такое любовь?»).

Заметим, что собственно Нэнси много раз очень громко заявляла, что дети индиго не умеют на расстоянии раскачивать лампы и не читают мысли. Их отличает только специфический склад психики, а также синий цвет, который может видеть исключительно она. Девушка явно прогадала, не заявив копирайт на это словосочетание.

Не дай мне бог сойти с ума

Как видим, источников достоверной информации об индиго не то что мало, а он вообще ровно один. И вот этот источник, уверенный, что его открытие важно, решил заняться вопросом, то есть выяснить, чем новые дети отличаются от других, и просветить общественность. Иными словами, Нэнси Энн Тэпп выбрала себе для наблюдения группу детей 5-7 лет и в течение 20 лет вела так называемое пролонгированное наблюдение на ними. В итоге она сделала вывод, что всех ее индиго объединяют раннее интеллектуальное развитие и высокий уровень мастерства в сочетании с коммуникативными проблемами. То есть если уж они берутся за какое-то дело, то делают его отлично. Но при этом не признают авторитетов и не терпят давления со стороны окружающих, крайне самостоятельны и целеустремленны, требуют от взрослых уважения к своей личности. И, как было сказано, из-за своего чрезмерного индивидуализма и наглости огребают кучу проблем там, где обычный ребенок сообразил бы подвинуться, уступить и не напрашиваться на скандалы.

Заодно Нэнси разделила всех детей по способностям и склонностям на четыре основных типа. Первые, гуманисты — люди с прицелом на коммуникацию, разговорчивые, наивные, гиперактивные, блистающие остроумием и обаянием, типичные актеры из сериала «Друзья», по примеру самой Нэнси. Вторые, артисты, творчески подходят ко всем сферам жизни — на свою голову. Потому что за их неуемное творчество и попытки все сделать не так, как у всех, они получают регулярные нагоняи — в детском саду, школе и далее по списку. Третьи, концептуалисты — талантливые технари, упорные, замкнутые и склонные к методичным занятиям. Их специализация — инженерия, архитектура, программирование. Компьютерные гении — это они. Но и их могут травить в школе. И последние — катализаторы, самая малочисленная группа индиго. Это люди-мессии, которые несут новые философии и религии, что, само собой, провоцирует массу конфликтов с окружающими. Они любят природу, с удовольствием занимаются восточными религиями и боевыми искусствами.

А еще Нэнси говорит, что многие индиго рождаются с букетом специфических болезней, которые когда-нибудь поспособствуют выходу медицины на новый уровень. Если учитывать это замечание, то и без всякой синестезии можно ткнуть пальцем и не промахнуться — в савантов. Эти люди с фантастическими способностями ума, которые официально зафиксированы и признаны — кандидаты номер один на определение их как индиго. К Нэнси не ходи.

Синдром саванта — это редкий и непризнанный медицинский диагноз, при котором люди с отклонением в развитии наделены выдающимися талантами в одной или нескольких областях, так называемым «островом гениальности». Общая для всех савантов способность — феноменальная память. То есть они могут с ходу повторить несколько страниц текста, услышанного один раз, или мгновенно выдать результат умножения шестизначных чисел, подобно калькулятору.

Например, тот самый «человек дождя» Дастина Хоффмана был списан с живого саванта Кима Пика, который запоминал до 98% прочитанной информации и получил прозвище «кимпьютер». Ким выработал особую технику чтения: правым глазом он читал правую страницу и одновременно левым — левую. На чтение одного стандартного книжного разворота уходило около 8-10 секунд, при этом ему было все равно, как расположен текст относительно его самого. Ким был уникален еще и тем, что при очень слабом здоровье и явных странностях мышления он не страдал никакими конкретными психическими отклонениями и вовсе не был аутистом, как «человек дождя». Чем не индиго? Этакий крайний случай одаренного, но трудного чада, чем индиго по сути и является. А надо сказать, что проблема отцов и детей в последнее десятилетие стала уж больно надрывной и драматичной, независимо от видений Нэнси. Медицина, образовательная система и полиция — все решают все новые и новые неприятности, которые подкидывают неуживчивые дети.

В науке, где понятие «дети индиго» неприменимо в принципе, неудобоваримых в обращении детишек обозначили как страдающих синдромом дефицита внимания и гиперактивностью. Хотя сравнение не полностью корректное, потому что признаки индиго Нэнси и СДВГ хоть и во многом совпадают, но не на 100%.

СДВГ — это когда ребенок не может сидеть без движения, дергается, встает в середине урока, бегает по кругу, неудержимо болтает, не слушает обращенную к нему речь, не выносит занятий, требующих длительной концентрации, все забывает и теряет вещи, категорически не может ждать своей очереди и прочими способами доставляет беспокойство окружающим. То есть классический enfant terrible. Психиатры очень обрадовались, когда накопили достаточно случаев таких детей, чтобы дать им определение. Ведь официальное признание СДВГ, то есть запись его в «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам», выпущенное Американской психиатрической ассоциацией, дало право его диагностировать, а значит, лечить медикаментами. Теперь они знают, что отвечать замученным родителям, вопрошающим, нормально ли, что их ребенок не умеет стоять на месте, и какую выписывать таблеточку.

Но при всем при том СДВГ считается не отклонением, а особенностью психики. В 1998 году Национальный институт здоровья США на конференции по СДВГ пришел к следующему выводу: «У нас нет независимого, надежного теста для определения СДВГ и нет никаких данных, указывающих на то, что СДВГ вызывается нарушением деятельности мозга». Беверли Икмэн, президент Национального консорциума по образованию США, комментирует все это так: «Эти лекарства делают детей более управляемыми, но не обязательно лучше. СДВГ — это феномен, а не «заболевание мозга». По причине того, что диагностика СДВГ является жульничеством, не имеет значения, «работает» лекарство или нет. Детей заставляют принимать наркотик сильнее кокаина для лечения болезни, существование которой еще следует доказать». В общем, пока проблема социализации человека, то есть возможность контролировать и управлять им, для общества гораздо важнее, чем его здоровье и развитие индивидуальности.

И тут как не вспомнить про насилие среди подростков, про расстрелы в американских школах, про детскую агрессию в новом десятилетии. Виноваты ли родители, экологическая ситуация или что-то еще? Не ясно. А вот Нэнси все эти злодеяния тоже приписывает своим детям индиго. Мол, они способны испытывать особенно сильный гнев и желание изменить ситуацию, которую находят неприемлемой. И не чувствуют вину за свои разрушения.

Ясно одно, весь этот шум вокруг СДВГ, подростковой агрессии, а также рост аутизма в любом случае пойдет на пользу детям. На государственном уровне наконец стали задумываться о недостатках системы образования.

Сейчас уже появился нейтральный термин, без медицинского или мистического привкуса, для проблемных, но и одаренных детей — это дети «двойной исключительности» (twice exceptional, или аббревиатура «2е»). Под это определение подпадают талантливые детишки с СДВГ, с дислексией, синдромом Аспергера, синдромом Туретто и проч. Для них открывают школы и кружки с адекватной их потребностям и возможностям формой обучения, логопедами, психологами, медсестрами. В России это называется специальными школами для детей с девиантным (отклоняющимся от нормы) поведением.

В общем, если так и дальше пойдет, то дойдет до реформы одного из самых консервативных институтов государства — школы. Потому что, когда дети со странностями перестанут быть меньшинством и станут большинством, они окончательно перестанут помещаться в несколько специальных школ.

А что до детей индиго — роль этого открытия проста. На самом деле не важно, есть они или нет. Введение самого термина повлияло на общество удивительно благотворным образом. Любые проблемные дети могут теперь называться перспективными. Родители больше не станут ощущать себя мучениками с больным ребенком на руках, а будут гордиться тем, что у них необычный ребенок. И упорно искать в нем необычные способности. И совершенно не важно, какого он цвета.

Источник: журнал STORY, май 2010 г., Василиса Шеломовская

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *