Дело Джерри Ирвина

Некоторые истории могут удивить даже уфологов, повидавших всякое. Причем, удивить прежде всего достоверностью. Никто не приукрасил детали, не наврал с три короба про летающую тарелку с говорящими гуманоидами с Венеры, не использовал традиционные клише в описаниях НЛО. Все было буднично — и очень жизненно. Такие истории не придумывают.

Джерри Ирвин, военный специалист-ракетчик, провел отпуск в штате Айдахо, США, и 28 февраля 1959 г. ехал на своей машине к месту службы, на базу в Форт Блисс, Техас. В тот день он миновал город Сидар-Сити, штат Юта. И в считанные мгновения переместился по шоссе на шесть миль (девять километров) в место, которое можно было бы назвать настоящей сумеречной зоной.

Ирвин увидел яркий объект, стремительно снижавшийся на поле в стороне от дороги. Джерри решил, что наблюдает крушение самолета. Он остановил машину и написал записку: «Иду к месту возможной авиакатастрофы. Пожалуйста, позвоните в полицию!»

Чтобы привлечь внимание других водителей, с помощью крема для обуви он вывел на своей машине большую надпись STOP. Затем отправился пешком в поле, к предполагаемому месту крушения, чтобы оказать первую помощь, если кто-то выжил.

Через тридцать минут остановился проезжавший мимо инспектор рыбного хозяйства. Он нашел записку и отвез ее шерифу Сидар-Сити, которого звали Отто Пфайф.

Авиакатастрофа — дело нешуточное. Шериф собрал отряд добровольцев, и команда отправилась на место событий. Они обошли все поле, но никаких признаков падения самолета не обнаружили. Зато нашли Джерри Ирвина, лежавшего без сознания.

Прошло полтора часа с того момента, как Ирвин видел сверкающий объект.

Джерри был доставлен в больницу. Доктор Бродбент не выявил никаких травм. Ирвин попросту крепко спал, и разбудить его не удавалось. Поскольку органических причин для такой болезни не было, доктор поставил диагноз «истерия».

Когда Джерри проснулся, его самочувствие оказалось вполне нормальным. Он удивился, куда же могли деться а) самолет, б) его куртка.

Шериф заверил Ирвинга, что в момент обнаружения куртки на нем не было. Самолет тоже отсутствовал.

Джерри Ирвина, поскольку он был ракетчиком, передали военным. Доставили в Форт Блисс самолетом и поместили в госпиталь Бьюмонт на обследование. Через несколько дней выписали как пригодного к дальнейшей службе.

Однако что-то все же было с Ирвином не так. Вскоре он неожиданно потерял сознание прямо на военной базе. А потом еще раз — во время пребывания в городе Эль Пасо. Его отвезли в Главный госпиталь Юго-Западного округа, поскольку опять никак не могли разбудить.

Через двадцать четыре часа он проснулся с вопросом: «Кто-нибудь там выжил?»

Он вел себя так, словно из его памяти выпал период между 28 февраля, когда он пошел к упавшему около Сидар-Сити «самолету», и 16 марта, днем второго пробуждения в Эль Пасо.

Беднягу отправили обратно в госпиталь Бьюмонт, где целый месяц тщательно осматривали. Но, как и в прошлый раз, не нашли никаких отклонений и выписали 17 апреля.

На следующий день Джерри почувствовал неодолимое желание сесть в автобус, идущий к Сидар-Сити. Куда и прибыл 19 апреля. Сразу же направился к полю, где шериф со своей командой нашел его в бессознательном состоянии.

На кусте висела его куртка. В петлю для пуговицы был вставлен карандаш с аккуратно намотанным на него листком бумаги.

Джерри сжег письмо и начал выходить из своего странного транса. Он вернулся в Сидар-Сити и заглянул к шерифу, который рассказал ему о случившемся 28 февраля.

Приехав обратно в Форт Блисс, Ирвин попал в лапы военных психиатров. Они истязали его до 10 июля, но вынуждены были признать здоровым и отпустить.

Однако 1 августа Джерри не явился на военную базу. Его сочли дезертиром и… забыли о существовании такого человека.

Что-то здесь не так, скажете вы. Армия никогда никого просто так не отпускает, принимает против дезертиров меры.

Да, совершенно верно. Но в этом случае никто не удосужился узнать, где жили родители Джерри. Может, в Айдахо, куда он ездил в отпуск? И вообще, куда он девался? Ведь военные ведут личные дела: кто откуда родом, где окончил школу etc. Неужели не осталось никаких бумаг, словно такого ракетчика и вовсе никогда не было?

Видимо, просто решили ничего не делать. Ведь Ирвин, если его найти, мог бы вдруг вспомнить что-то такое, что нужно скрывать от общественности. Уж лучше совсем не искать.

Впрочем, возможно, не искали потому, что сами избавились от ненужного свидетеля. Или это сделали функционеры спецслужб. Хотя, конечно, не хочется верить в такой печальный исход.

И, конечно, самой главной тайной осталось содержимое письма, полученного Джерри от пришельцев. Того самого листка бумаги, намотанного на карандаш.

Ведь смогли же они позвать Ирвина к Сидар-Сити, почувствовал же он их безмолвное приглашение! И куртку вернули — ту самую, которую люди шерифа не нашли.

После прочтения письма Джерри стало лучше, начала возвращаться память. Он упрямо не говорил о содержимом и твердил, что все сжег.

Так или иначе, но Джерри Ирвина больше никто никогда не видел. В последний раз с ним разговаривали Джим и Корэл Лоренцен из Организации по изучению атмосферных явлений (Aerial Phenomena Research Organization, сокращенно APRO), когда Ирвин вернулся в Форт Блисс в последний раз.

Быть может, пришельцы, увидев такого чуткого и отзывчивого человека, готового броситься на помощь потерпевшим аварию и переживавшем о судьбе пострадавших, решили, что он достоин лучшей участи, нежели служба в ракетных войсках на планете с весьма агрессивным и довольно-таки бездушным, эгоистичным населением…

(Visited 27 times, 1 visits today)

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *