НЛО над Сталинградом

Недавно мне позвонил из Москвы мой земляк, участник Сталинградской битвы Владимир Кондратьев.

— Антоныч! — едва не кричал он в трубку. — Смотрел передачу по РЕН-ТВ с Игорем Прокопенко? «НЛО под Сталинградом» называется.
— Нет, не видел…

Телефонный разговор

Нацисты строили летающие тарелки?— Жаль… А я, между прочим 23 августа 1942 г. сам видел над Волгой летающий диск. Комбату доложил, а он лишь покрутил пальцем у виска. Но ведь не один я видел! И девчата с дальнего поста воздушного наблюдения заметили. Я тогда в бинокль черный крест на том диске разглядел. Приятель мой, Женя Виноградов, тоже эту передачу смотрел. Так вот он сказал, что в 1970 году встречался в Испании со знаменитой летчицей Третьего рейха, любимицей Гитлера Ханной Райч. Она Жене сообщила, что за испытание первых в Германии вертолетов, реактивных самолетов, пилотируемых «Фау» и дисколетов была удостоена двух Железных крестов и Золотой медали. Ты можешь себе представить: Райч собиралась лететь на том самом дисколете в Сталинград! Но Гитлер не разрешил.

— Не может быть! — воскликнул я. — И что же дальше было?
— Все остальное — при встрече. Собираемся приехать к вам в Волгоград на днях.

На вертолетном шоу

Ханна Райч мечтала пилотировать дисколетВскоре мы с Кондратьевым и Виноградовым действительно встретились. Евгений рассказал о том, как познакомился с Ханной Райч. После войны он окончил вертолетное училище, а в конце 1960-х поставил на Ми-8 несколько мировых рекордов. А Ханна устраивала шоу по случаю открытия ею вертолетного центра в Испании и пригласила Виноградова участвовать в торжестве.

— Впервые я услышал о Ханне Райч в конце апреля 1945-го, — сказал Женя.
— Тогда наша 39-я гвардейская стрелковая дивизия, где я был парторгом, захватила с танкистами Катукова правительственный аэродром «Темпельхоф» под Берлином и продвинулась к рейхсканцелярии.

Зайдя по делам в штаб 8-й гвардейской армии, я стал невольным свидетелем разноса. Василий Иванович Чуйков распекал начальника дивизионного отдела Смерша: «Как вы смели упустить фельдмаршала Грейма и эту, как ее… Ханну Райч! — гремел Чуйков. — Вы лучше меня знаете, что Гитлер сместил Геринга и назначил Грейма главкомом ВВС. Это же надо, какая-то соплюшка посадила самолет на улице, прямо перед вашим носом!»

Оказалось, в те дни фон Грейм и Райч сумели прилететь на подбитом «шторхе» в окруженный Берлин, чтобы вызволить Гитлера. Ханна виртуозно посадила самолет на Александерплац, недалеко от рейхсканцелярии. Но Гитлер наотрез отказался покидать Берлин.

— Фрау Райч поведала мне об этом после окончания вертолетного шоу, — продолжил Виноградов. — Кстати, я бы ни за что не дал ей ее 58 лет. Худощавая, подтянутая, она выглядела не старше 40. О чем я и сказал ей при рукопожатии.
Польщенная комплиментом, Ханна пригласила меня в свой офис.

«Вы нужны нам здесь, и живая»

Немецкие асы изучают «летающее крыло»Всю стену ее кабинета занимала карта рейха. Над массивным столом висел портрет Гитлера с дарственной надписью, ниже — нацистский флаг со свастикой.

— Да, я была и остаюсь преданной идеям национал-социализма, — с неким вызовом заявила фрау Райч, заметив мой ошарашенный взгляд.
Я стал рассматривать фотографии на стенах. Вдруг остановился как вкопанный.

— Это НЛО? — спросил я, кивая на снимок.
— Нет, дисколет, — улыбнулась хозяйка кабинета. — Наши ученые стали заниматься созданием этих аппаратов еще в 20-е годы. Использовали энергию электромагнитного поля, вихревые потоки, силы гравитации. Вот, посмотрите, — подвела она к фотографии в углу. На ней был парящий над Волгой диск. — Это под Сталинградом в августе 42-го. Как я просила тогда фюрера послать меня туда! «Фройляйн Райч, вы — гордость рейха, вы нужны нам здесь, и живая. Вы и так не раз рисковали жизнью». Тот дисколет, — кивнула Ханна на снимок, — пилотировал Хорст Байзель.

И тут уже я поведал своим друзьям историю, происшедшую со мной в Германии во время одной из командировок.

Встреча в Берлине

Это было как раз 22 июня. Я направился на поиски автографов наших солдат на стенах бывшего рейхстага и увидел на Александерплац лотки коллекционеров. Они предлагали на обмен ордена и медали времен войны.

Пока я рассматривал это богатство, услышал негромкий разговор двух пожилых немцев. Один из них, высокий, худощавый, с глазами навыкате, приценивался к какой-то жестянке с надписями.

— От «Фау»? Служили в Пенемюнде? — спросил он у хозяина лотка, полного низкорослого немца.
— Яволь, майн герр, вы угадали. Тоже служили там?

— Да, — ответил высокий. — В специальном батальоне СС. Охраняли полигон, где испытывали «Фау» и дисколеты.
— А я — в зенитном полку, — встрепенулся коротышка. — Будем знакомы, я — Франц Майер.

Я не утерпел, подошел к ним.

— Извините, господа, я журналист из Волгограда… Сталинграда, — уточнил я, увидев их недоуменные лица.
— О, Сталинград! — оживился высокий. — Вальтер Шульке, коллекционер, — он протянул мне визитку. — Вас мне сам бог послал. Дело в том, что под Сталинградом погиб мой дядюшка Гельмут.

Его супруга, тетя Магда, прожужжала мне все уши: «Вальтер, узнай, где эти Рос-сош-ки», — по слогам произнес он название села под Волгоградом. — Вам не знакомо это место? — Он очень обрадовался, услышав, что я был там не раз, и даже знаком с руководителем турфирмы, доставляющей в Россошки родственников погибших немцев.

— Так что вас интересует? — спросил Шульке после того, как мы обменялись адресами и телефонами. — Готов ответить на любые ваши вопросы.
— Извините, господа, я нечаянно услышал ваш разговор. Вы говорили о каких-то дисколетах.

Немцы переглянулись.

— Плохие из нас конспираторы, Франц, — расхохотался Шульке. — Вы правы, на Пенемюнде испытывали не только «Фау», — он подмигнул Майеру.

«Посмотрите на небо!»

— Я видел дисколет в 42-м под Сталинградом собственными глазами, — поведал нам Майер. — Чуть не выронил из рук снаряд, когда заметил это над Волгой. «Посмотрите на небо!» — крикнул я фельдфебелю Гансу Полански. «О боже, что это?!» — воскликнул тот и выхватил из ранца свою «лейку». Он успел сделать несколько кадров, пока диск не исчез.

В декабре меня ранило, и я был вывезен из «котла» на транспортном «Ю-88». На прощанье Полански сунул мне фотоаппарат: «Возьми мою “лейку”, Франц, потом отдашь». После госпиталя я на неделю приехал в родной Франкфурт и проявил там пленку. Один из снимков оказался удачным. По-моему, фотография у меня с собой, — пробормотал Майер, вытаскивая бумажник.

— Да, вот она. Собирался показать коллекционерам, — и он протянул мне потертый снимок.

Я оторопел, увидев на нем дисколет, зависший над Волгой, и взмолился:

— Продайте мне эту фотографию!
— Никак не могу, герр журналист, — сказал Майер. — Это память о Сталинграде и о Полански.

Спустя месяц Шульке позвонил мне:

— Герр журналист, спасибо за содействие. Я только что вернулся из Россошек. Нашел на мемориальной стене кладбища фамилию моего дяди. Мы не могли бы встретиться? Я привез вам старый журнал «Шпигель». Там есть все о дисколетах рейха.

Привожу здесь фрагмент статьи из «Шпигеля» — «Дисколет над Сталинградом»: «Рассказывает Курт Шнайдер, отставной генерал бундесвера. “Мой отец в годы войны занимался разработками супероружия. Вернер фон Браун, конструктор ракет, часто приходил к нам в гости. И они о чем-то говорили, запершись в отцовском кабинете. Однажды я невольно подслушал их разговор. “Герр Шнайдер, — сказал гость, — еще немного, и мы повернем ход войны. Один из дисколетов удачно испытан под Сталинградом».

Откровения генерала

Но вернемся к моим друзьям и нашей встрече.

— Когда мы взяли Берлин, в штабе крутили выпуски трофейной кинохроники, — продолжил разговор Кондратьев. — Как-то голос ведущего выпуска «Вохеншау» произнес: «Наш дисколет над Сталинградом. Чудо-оружие фюрера наводит ужас на большевистских комиссаров». Мелькнул кадр с дисколетом. Значит, все это правда, и мне тогда, в 42-м, ничего не почудилось?

Как оказалось, наша разведка прекрасно обо всем знала. Вот свидетельство генерал-лейтенанта КГБ Г.М. Волкова: «О появлении над Волгой НЛО начальник особого отдела Сталинградского фронта Селивановский доложил Абакумову в тот же день, а тот сообщил Сталину. Потом диск видели над Прохоровским полем, и тогда Верховный отдал приказ: сделать подобное.

Первые дисколеты собирали по немецким чертежам под Павлодаром, а после войны — под Ульяновском. Но опытные образцы не пошли. Ставший у власти Хрущев приказал свернуть все работы, но в 1980-е годы они возобновились.

Удалось успешно испытать дисколет на секретной базе под Куйбышевом. К началу 90-х мы имели уже целый ряд удачных запусков. Но когда развалился Союз, проект “ЭКИП” был закрыт. Сейчас диск ржавеет на одной из подмосковных баз. Американцы же продолжали разработки, начатые еще во время войны, и далеко в этом продвинулись».

Так может быть, не инопланетные, а штатовские дисколеты будоражат наши умы в последние годы?

Иван БАРЫКИН 

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *