Заговоренный синий огонь над кладами

В седую древность на Руси банков, как известно, не было, а вот деньги, дорогие украшения, посуда из серебра, а порой и золота, водились. Хранить их в избах и теремах было не с руки. Во-первых, дома были деревянные и быстро сгорали, во-вторых, стальных дверей со специальной сигнализацией делать еще не умели. Вот и приходилось, чтобы не потерять праведно или неправедно нажитое, хоронить его в потайном месте.

Еще труднее приходилось разбойникам. У них, что называется, ни кола ни двора не было, а вот награбленных сокровищ, порой, оказывалось предостаточно. Наиболее удачливыми были Кудияр и Степан Разин. Их клады, точнее, легенды и предания о них существовали практически в каждой местности.

Но зарыть клад в потайном месте — это еще только полдела. Почему-то в нашей стране с древнейших времен и до сего времени на поиски кладов устремлялось огромное число народа. Причем на тропу кладоискателей выходили и бедные и богатые, и необразованные крестьяне и ученые. Наверное, поэтому хозяева кладов, не надеясь на тайну захоронения, принимали еще и дополнительные предосторожности. Чтобы никто, кроме владельцев или законных наследников, не мог добраться до клада, его «заговаривали». Делались эти заговоры самыми разными способами. Иногда довольно страшными. Например, считалось, что если при захоронении клада убить одного, а для надежности лучше несколько человек, и зарыть их головы над сундучком с сокровищами, то это послужит надежной гарантией его сохранности. Призраки убитых будут оберегать сокровища. Чтобы добраться до них, кладоискателям придется убить на месте «заговоренного» клада столько людей, сколько голов лежит над ним. Если же этого не сделать, то котел с золотом уйдет под землю, либо драгоценный металл превратится в уголья или в пожухлые листья.

Легенды — легендами, а похоже, что «заговоренные» клады на Руси все же существуют. По крайне мере, только этим и можно объяснить, что некоторые из них уже несколько столетий каким-то непостижимым образом ускользают от кладоискателей.

Емельян Пугачев, пытавшийся сбросить с трона Екатерину Великую, был не только прекрасным организатором и умелым полководцем, который смог за полтора года собрать крестьян и башкир, создать полки, успешно громившие профессиональную армию, но и неплохим политиком. Он вовремя понял, что первый этап гражданской войны проигран, и начал готовиться к следующему, а для этого нужно было, прежде всего, схоронить деньги для организации нового восстания. В письме к своей «государыне-императрице» Устинье Кузнецовой, находившейся в феврале 1774 года в Бердской слободе под Оренбургом, Пугачев пишет: «При сем послано от двора с подателем сего казаком Кузьмою Фофановым сундуков за замками и собственными моими печатями, которые по получению вам не отмыкать и поставить к себе в залы до моего императорского величия прибытия». Но по предположению профессора А.Малахова, сундуки, в которых находилась личная казна «императора», до его «царского двора» не добрались. О том, где они могли быть спрятаны, стало известно только в 70-х годах прошлого столетия.

А.Малахов приобрел небольшую малахитовую пластинку, которая долгое время пролежала в его коллекции. Однажды, рассматривая ее в сильную лупу, он неожиданно обнаружил, что малахитовые узоры образуют целую картинную галерею людей в высоких меховых шапках. Один из них был очень похож на Емельяна Пугачева. Фоном для людей служили склонившиеся над водой скалы. Под пейзажем была надпись «ТАВАТУ». Ученый предположил, что имеется в виду озеро Таватуй, расположенное вблизи Екатеринбурга. Скалы же напоминали обрывы реки Чусовой, протекающей поблизости от озера. На одной из них в лупу можно было прочесть «КЛАДЪ». В течение нескольких лет Малахов, вооружившись биолокационной рамкой, обследовал скалы вдоль реки, напоминающие по виду пейзаж на пластинке. И наконец нашел запрятанный Пугачевым клад! По крайне мере, биолокационная рамка однозначно показала, что под одной из скал находится несколько тонн металла. Осталось только прийти на место с экспедицией и отрыть сокровища.

Но профессор неожиданно умирает. Записей о том, где находится скала, никто не может найти, а пластинка, с изучения которой начались поиски, бесследно исчезает. Все это можно было бы считать выдумкой Малахова, если бы не осталась статья в журнале «Наука и жизнь», в которой были напечатаны фотографии «картинной галереи», нанесенной на пластинку. Что явилось причиной неожиданной смерти профессора: случайность или заговоры? Не знаю.

Иногда хранителем клада мог стать сам его владелец, точнее, его не находящий пристанища дух, или, по-современному, информационно-энергетическая оболочка умершего человека. Вот о таком духе написал исследователь призраков и «шумных гостей» Игорь Винокуров. Произошла эта история очень давно, в 1755 году, в Марбурге. Она была официально зарегистрирована на основе данных под присягой свидетельских показаний, поэтому будем считать ее действительно произошедшей.

С 1 января по 30 апреля к одному из уважаемых горожан Марбурга по нескольку раз на дню повадилось приходить привидение. В дверь раздавалось несколько тяжелых ударов. Затем из стены выходил маленький человечек и убеждал горожанина и его сына немедленно отправиться на поиски клада. Настойчивость привидения была легко объяснима. До тех пор, пока оно не передаст надежно упрятанные золотые монеты своим потомкам, не найти ему покоя.

Отец и сын решили, что словоизлияния их давнего родственника — это дьявольское лукавство, соблазн, обман, и… категорически отказались идти за кладом. Чего только не делал бедный призрак, чтобы убедить своих потомков. Он пел с ними гимны, взывал к имени Иисуса, утверждал, что все делается с изволения Божьего. Но мужчины продолжали твердо стоять на своем: все это — происки лукавого.

Наконец обозленный призрак разгневался, и из его пальцев стали вырываться огненные струи. Схватив Библию, фантом стал указывать в ней места, подтверждавшие правдивость его слов. Каждый раз от его прикосновения кожаный переплет книги начинал дымиться, и бумага в местах прикосновения пальцев становилась черной.

Сын горожанина не выдержал и дал согласие отправиться за золотом. Привидение обменялось с ним рукопожатием, причем, по рекомендации давно умершего предка, сын защитил свою руку толстым платком. После рукопожатия привидения на платке отчетливо проступили выжженные следы пяти пальцев.

Часто для пущей сохранности клады зарывали на кладбищах. Считалось, и не без основания, что не всякий грабитель рискнет потревожить сон мертвых. Действительно, среди похитителей схороненных сокровищ до сих пор ходят рассказы о таинственном «синем огне», защищающем клад, зарытый на погосте.

Алексей Т. присел на поваленный столб кладбищенской ограды и закурил. Торопиться некуда. В некоторых домах села Лемешево Подольского района еще светились окна. Милиции кладоискатель, а точнее, искатель старых наградных знаков и орденов не боялся. Ну, кому придет в голову задержать его за «осквернение могилы», когда «заботами» местных властей кладбищенская церковь превращена в руины, а само кладбище — в свалку мусора.
«Перспективную» могилку Алексей себе же наметил. Не зря два дня кружил по заброшенному кладбищу, расчищая от мусора разбитые каменные надгробия и вчитываясь в затертые надписи. В могиле артиллерийского капитана, умершего всего в 34 года, наверняка должно было находиться несколько орденов.

Но вот последний огонек погас, Алексей стал медленно пробираться к могиле и вдруг увидел слабое голубое сияние, постепенно разгоравшееся над упавшим крестом. В голове страшным калейдоскопом замелькали рассказы бывалых кладоискателей о «синем фоне». Неосторожных людей, пренебрегших «синим фоном» и «по дури» пошедших в такие места, на следующий день находили или чуть живыми, почти сошедшими с ума и забившимися в какой-нибудь угол среди развалин, или уже мертвыми, с отекшими синими лицами, как будто умерших от внезапного сердечного приступа. Эта участь постигла и Алексея — утром кладбищенский сторож нашел его мертвым у полуразрытой могилы.

Почему поиск древних кладов часто обречен на неудачу? По мнению опытного оператора инженерной биолокации Сергея Батрака, люди, закапывавшие клады, или обращались к колдунам с просьбой выставить над кладом страшный «фантом» огня, внушавший ужас грабителям, или сами кладоискатели под впечатлением слышанных ими в детстве сказок в состоянии сильного возбуждения бессознательно выставляли его. Батрак утверждает, что не раз видел, как даже опытные операторы биолокации определяли с помощью рамки «фантом» предмета как реальный объект. Поэтому, по его мнению, искатели кладов, особенно применявшие для этого «лозу», как такое делалось раньше похитителями сокровищ, или биолокационную рамку, как это делают современные «черные археологи», отыскивали не реальные клады, а только их «фантомы».

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *