Загадочное убийство с перемещениями во времени в Лондоне

74425530_462171585В Лондоне обнаружили тело зверски убитой женщины. Чтобы установить личность убийцы, из-под ногтей убитой взяли образец ДНК. В результате выяснилось, что подозреваемый в убийстве совершенно точно умер за несколько недель до своей жертвы. Это один из самых загадочных случаев в истории криминалистики, достойный стать основой сюжета мистического детективного романа.

Мы приводим эту историю со слов судебного эксперта доктора Майка Сильвермана.

В Лондоне было обнаружено тело женщины, очевидно зверски убитой. Под ее ногтями сохранился биологический материал – это означало, что перед смертью женщина сопротивлялась и поцарапала своего убийцу.

Образец биологического материала исследовали, сравнили с базой данных ДНК и по базе данных быстро установили личность.

Однако, к великому изумлению криминалистов, убийца, которому принадлежала найденная под ногтями жертвы ДНК, оказался женщиной, которая сама была зверски убита – за три недели (!) до своей предполагаемой «жертвы».

Убийства произошли в разных районах Лондона и потому расследовались разными детективами.

Ничего указывающего на связь между этими женщинами и на то, что их пути вообще могли когда-то пересекаться, обнаружить не удалось. Наиболее вероятной, в связи с этим, казалась версия, что в криминалистической лаборатории что-то напутали и то ли смешали, то ли случайно заменили биоматериал. В связи с этим была составлена жалоба и направлена в соответствующую инстанцию.

74425526_c0014619-forensic_dna_autoradiogram-spl

Шел 1997 год, я служил судебным экспертом, и в мои обязанности входило провести проверку и обнаружить сделанную в лаборатории ошибку.

Первое, что пришло мне в голову – вероятно, срезанные со второй жертвы ногти были ошибочно маркированы и перепутаны с материалом первой жертвы. Но эта версия оказалась ошибочной.

Жертва раскрашивала ногти «под леопарда», точно такой же орнамент и цвет был на отстриженных фрагментах. То есть тут ошибки быть не могло.

Я тщательно проверил все лабораторные записи, чтобы выяснить, есть ли хоть малейшая возможность, что образцы были случайно перепутаны. Оказалось, что их никогда не брали из хранилища в одно и то же время. Кроме того, между проведением исследований первого и второго образца прошло несколько недель и их делали разные люди.

Я дал себе обещание во что бы то ни стало докопаться до истины. Скрупулезно изучил все обстоятельства, при которых материалы были получены и выяснил, что вскрытие обоих тел производилось в одном и том же морге, хотя они поступили туда с разницей в несколько недель.

Криминалистическое вскрытие (то, что проводят в случае подозрения на насильственную смерть) проводится гораздо тщательней, чем обычное. Помимо всего прочего, обязательно берутся образцы крови и органов для токсикологической экспертизы, извлекается и исследуется содержимое желудка, с ногтей делаются соскобы, а сами ногти отрезаются.

Тут и крылся ответ к загадке.

Тело первой жертвы хранилось в холодильнике несколько недель, пока полиция занималась расследованием. Потом его достали, чтобы патологоанатом мог срезать еще один образец ногтей, а сразу после этого поступила вторая жертва. При этом использовалась та же самая пара ножниц, на которой (хотя ножницы и вымыли) оставалась частица генетического материала первой жертвы. Так этот генетический материал попал под ногти второй жертвы.

Я начинал карьеру в криминалистике в конце 1970-х. Тогда идея установить личность при помощи пары капель крови казалась фантастикой.

В те времена мы не слишком сильно заботились о стерильности перчатках и защитных костюмах, когда исследовали места преступлений, потому что методы анализа биоматериала были еще в зачаточном состоянии.

В 1997 году, когда произошло наше таинственное убийство, ДНК-профилирование существовало всего несколько лет. Технологии развивались стремительно и начинали вырисовываться новые проблемы, которых раньше никто не замечал.

Я провел анализ тех самых ножниц из морга и обнаружил на них не две, а даже три разных ДНК, которые присутствовали в наших базах данных. Дальнейшие исследования показали, что и другие инструменты в морге хранили следы ДНК сразу нескольких разных людей.

Сейчас ногти с трупов срезают одноразовыми ножницами, которые кладут в пакет с вещественными доказательствами.

Современные исследования ДНК очень легко «заражаются» посторонними следами и запросто могут повести расследование по ложному пути.

Вот, например, еще один случай:

В 2007 году в Германии следы ДНК неизвестной женщины были обнаружены на месте убийства полицейского.

Проверив эти отпечатки по базе данных, следователи обнаружили, что те же самые отпечатки были найдены на местах совершения еще пяти убийств, совершенных в Германии и во Франции, и на местах еще нескольких преступлений, таких как кражи и взломы. Всего неизвестная женщина оставила следы своих ДНК на местах 40 разных преступлений.

Власти сбились с ног в поисках подозреваемой. На эти поиски ушло два года и несколько тысяч рабочих часов детективов. В конце концов, выяснилось, что частицы ДНК присутствовали на ватных тампонах, которые криминалисты использовали для сбора образцов. А само ДНК принадлежало работнице фабрики-производителя этих тампонов.

На протяжении многих лет ДНК считалась точным инструментом, который позволяет осудить человека по малейшим следам, но оказалось, что анализ ДНК и сам стал жертвой собственного успеха.

Сейчас, когда мы создали обширные базы образцов ДНК, следы можно находить где угодно, для этого достаточно всего по пары клеток.

Проблема в том, что мы оставляем свои следы везде, где бываем, и значение результатов исследований этих следов все больше зависит от интерпретации, если только мы не располагаем достаточным количеством генетического материала и уверенностью в том, что этот образец не оказался «загрязнен» посторонними следами.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *