Для индийских детей воспоминания о прошлых жизнях обычное дело

1276116438_13«Сегодня так жарко, что, если я умру, вам не нужно будет меня кремировать. Я просто сгорю», — устало пошутила в знойный день тетя четырехлетнего Аджида Сингха. На что мальчик ответил: «Ну и что? Со мной ведь ничего особенного не случилось, когда меня сожгли на погребальном костре».

В ответ на дальнейшие расспросы мальчик начал в подробностях рассказывать о жизни реально существовавшего судьи из пакистанского города Равалпинди…

«Однажды я возвращался домой на машине, — говорит другой деревенский мальчик, пятилетний Титу, и при этом тонкий голосок мальчугана густеет, становится по-настоящему мужским. — Подъезжая к дому, я дал гудок, чтобы моя жена Ума открыла ворота. Тут я увидел двух человек, бегущих к машине с пистолетами. Раздались выстрелы, и одна из пуль попала мне в голову справа». На правом виске мальчика — круглый рубец, как от заросшего пулевого отверстия…

Это не бредовые фантазии юных умалишенных, а тщательно проверенные и документированные случаи из реальной жизни, которые происходили в Северной Индии. Этот довольно редкий феномен, известный под названием «реинкарнация», или «перевоплощение», ставит многочисленные загадки перед учеными.

Специалисты из Бангалорского института психического здоровья и невропатологии, а также из Делийского университета зарегистрировали за последние четверть века около 300 подобных случаев. Сорок пять из них описаны в недавно изданной в Дели книге доктора Сатвант Пасрича «Претензии на реинкарнацию. Эмпирическое изучение случаев в Индии».

Вот один из типичных случаев перевоплощения. Манджу Шарма родилась в семье брахманов неподалеку от города Матхура штата Уттар-Прадеш. В возрасте двух лет она начала неожиданно говорить, что родилась в деревне Чаумуха, расположенной в нескольких километрах от ее родного селения, назвала имена своих «бывших» родителей, некоторые детали прошлой жизни. По ее словам, отец Манджу, владелец табачной лавки, проводил ее в школу и уехат по делам. Возвращаясь с занятий в школе, девочка попыталась зачерпнуть воду из колодца, чтобы окропить ею статую божества, однако потеряла равновесие и утонула в колодце.

Свой рассказ малышка повторяла множество раз, пока его не услышал один из местных жителей, знакомый с ее «бывшими родителями». Узнав о загадочном поведении девочки, «бывшие родители» решили встретиться с ней. Манджу разрыдалась, когда увидела своих «бывших» отца, мать и брата.

Ладали и Хансмукхи — так звали приехавших супругов — пришли к выводу, что в памяти двухлетней девочки отражена жизнь их дочери, которая четырьмя годами ранее действительно утонула в колодце. С возрастом Манджу стала все реже и реже вспоминать о своей «прошлой жизни», однако и во взрослые годы у нее осталась боязнь перед колодцами.

По каждому из подобных случаев доктор Сатвант Пасрича опросила множество родственников детей в их «прошлом» и «нынешнем» рождениях и систематизировала полученные данные. В результате получилась следующая картина: как правило, «эффект перевоплощения» наблюдается у детей в возрасте от двух до семи лет.

С годами они почти полностью забывают детали «прошлой жизни». В 82% случаев дети отчетливо вспоминали свое имя в «прошлом рождении», а в 67 процентах — обстоятельства «собственной смерти».

Примечательно, что в половине зарегистрированных случаев реинкарнации люди в своих «предыдущих жизнях» умирали насильственной смертью. Их средний возраст в «прошлых жизнях» был 35—40 лет. Перевоплощение наступало в среднем через полтора года, хотя его сроки варьировались от одного дня до одиннадцати лет. Как правило, «блуждающие души» вселялись в ребенка, живущего на сравнительно близком расстоянии от места «прошлого рождения». В 99 процентах зарегистрированных случаев родственных связей между семьями, где произошли «прошлое» и «нынешнее» рождения, не имелось.

Полной загадкой для доктора Пасрича стал случай с 32-летней Уттарой Худдар из штата Махараштра. При определенных фазах Луны она начинала говорить на незнакомом ей ранее бенгальском языке. Однажды в такой период пригласили в дом человека, владеющего бенгальским, и он перевел слова Уттары. Она утверждала, что ее имя Шарада, живет она в Бенгалии, а ее муж — лекарь. При этом она в точности воссоздавала детали быта Бенгалии начала XIX века, проявляла искреннее удивление при виде современных вещей, таких, как электровентилятор, выключатель. Она говорила, что ее укусила змея и после этого она потеряла сознание.

Случай необычен по двум основным причинам. Во-первых, реинкарнация наступила через беспрецедентно долгий срок — приблизительно через полтора века. Во-вторых, женщина говорила на незнакомом ей — это было проверено — языке, причем на диалекте, характерном для прошлого столетия.

Пытаясь научно обосновать феномен реинкарнации, доктор Пасрича в своих выводах пошла «от противного», исключая те или иные гипотезы. Это не детские фантазии, утверждает она, так как ребенок говорит о реальном человеке, личность и обстоятельства жизни которого достоверно установлены. Рассматривалась также возможность так называемой генетической памяти. Однако и эту версию пришлось отвергнуть, так как в подавляющем большинстве случаев отсутствовали даже отдаленные родственные связи между «перерождениями».

Не исключалась возможность и таких объяснений реинкарнации, как экстрасенсорная связь. Однако против этого говорит тот факт, что лишь у трех обследованных детей были обнаружены экстрасенсорные способности. А как же объяснить частое появление «врожденных отметин» на телах малолетних детей там, где были у них смертельные ранения в их «прошлых жизнях»?

Невозможно с помощью «экстрасенсорной гипотезы» объяснить и «случай Уттары», в которую вселилась душа бенгальской женщины, жившей в начале XIX века.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *