Эдем на дне котла

Что же такое Нгоронгоро и почему он в последние полвека снискал такую известность? В узком смысле слова Нгоронгоро — кальдера (в переводе с испанского означает «большой котел»), огромный кратер потухшего вулкана. Когда-то на этом месте высилась гора, превосходившая размерами Килиманджаро, вершину которой окутывали тучи дыма, а по склонам текли потоки лавы.

Но однажды, два с половиной миллиона лет назад, произошло извержение вулкана, а когда напор земных недр иссяк, магма опустилась обратно в глубину и втянула за собой его вершину. Гора обвалилась внутрь себя, образовав нечто вроде гигантского стадиона: почти плоское поле (равнину) и окружающие его по периметру трибуны (скалы). Этот природный стадион имеет форму почти правильного круга: самый короткий его поперечник — 16 километров, самый длинный — 19.

Но славен Нгоронгоро не особенностями геологического строения, а тем, что на этой ограниченной площади (всего около 264 кв.км) можно встретить почти всех крупных животных африканской саванны. В кратере живут слоны, черные носороги, жирафы, антилопы (канны, гну, бубалы, топи и другие), буйволы, газели, зебры, львы, леопарды, гиены, павианы и даже бегемоты. Общая численность крупных животных в Нгоронгоро составляет 25 000-30 000. Как они сюда попали? Понятно, что все они должны были прийти извне, после того как вулкан окончательно уснул и его кратер покрылся растительностью.

Для павианов, леопардов, даже львов окружающие кратер горы не такое уж препятствие. Но представить себе бегемотов, карабкающихся по крутым утесам (причем они же не могли знать заранее, что в кратере найдется пригодное для их обитания озеро!), довольно трудно. Да и для слонов и наиболее крупных копытных переход через такую гряду — задача непростая. Во всяком случае, как показали прямые исследования, живущие здесь гну и зебры остаются в кратере круглый год, никуда не откочевывая. И с этим связана еще одна загадка Нгоронгоро.

Известно, что африканские саванны способны прокормить огромное число крупных травоядных — больше, чем любая другая сухопутная экосистема.

Обычно в любом биоценозе общая масса мелких животных гораздо больше, чем масса крупных, однако в саванне это соотношение перевернуто: биомасса копытных здесь намного (в некоторых районах в сотни раз) больше биомассы грызунов и зайцеобразных.

При этом известно, что замена диких копытных домашним скотом приводит к быстрой деградации пастбищ, превращению их в пустыни — даже при куда меньшем поголовье животных. В то время как бесчисленные зебры и антилопы тысячелетиями пасутся в саванне, не причиняя ей какого-либо вреда.

Общепринятое объяснение этого гласит, что домашние животные постоянно пасутся на одних и тех же местах (обычно вокруг селений своих хозяев), пока полностью не истощат пастбища. Дикие же копытные постоянно передвигаются с места на место, проходя в течение года огромные расстояния. На равнинах Серенгети, примыкающих к Нгоронгоро с северо-запада, это можно увидеть воочию: сотни тысяч гну и зебр, пасущихся в феврале в окрестностях кратера, в марте вдруг начинают двигаться на запад.

В мае-июне они поворачивают на север, к августу достигают крайней точки своего пути — национального парка Масаи-Мара (расположенного в Кении и охватывающего северную часть равнины Серенгети), а в сентябре начинают двигаться на юг. Их обратный путь лежит гораздо восточнее пути на север, но к февралю они вновь появляются под стенами Нгоронгоро. «Великая миграция гну», как принято называть эти ежегодные кочевки, — не только роскошное зрелище, но и механизм, обеспечивающий сохранность саванны.

Вследствие перемещения животных каждый конкретный участок подвергается интенсивному выеданию лишь несколько недель в году, причем в наиболее благоприятное для роста травы время (в период дождей или сразу после него). А после этого он 11 месяцев отдыхает и восстанавливает нанесенный ущерб. Но точно такие же гну и зебры, живущие в самом кратере, как уже говорилось, из месяца в месяц, из года в год пасутся на пятачке диаметром в два десятка километров.

Неудивительно, что здесь, в Нгоронгоро, самая высокая в Африке плотность крупных хищников. Дело в том, что гиены и крупные кошки не могут следовать за мигрирующими стадами, ведь для этого им бы пришлось проходить через чужие участки, чего хозяева последних явно бы не одобрили. В результате крупные хищники саванны живут по принципу «то густо, то пусто»: краткие периоды изобилия добычи сменяются куда более долгими месяцами охоты на немногочисленную оседлую дичь. В Нгоронгоро же вся добыча всегда в пределах досягаемости, и хищники благоденствуют круглый год. Но почему постоянная эксплуатация не разрушает пастбища?

Одна из причин этого заключена в климате Нгоронгоро, точнее, в целом наборе климатов, существующих на территории кратера. Его плоское дно лежит на высоте 2286 метров над уровнем моря, стены же поднимаются еще на 600–610 мет ров. Даже здесь, в нескольких сотнях километров от экватора, на трехкилометровой высоте относительно прохладно. Влажный воздух с Индийского океана ударяется в горный массив, частью которого является Нгоронгоро, поднимается вдоль склонов вверх и здесь неизбежно оставляет часть своей влаги в виде дождей и туманов (из-за чего, кстати, непосредственно примыкающая к кратеру часть равнины Серенгети оказывается самой засушливой).

В этих краях два сезона дождей: малый в октябре — ноябре и основной в марте — мае. Но и в другие месяцы края кратера то и дело скрываются в туманах и облаках, здесь нередко идут дожди и еще чаще выпадают обильные росы. Здесь растут влаголюбивые травы и кустарники, а местами сохранились остатки вечнозеленого горного леса.

Отсюда вниз текут ручьи и просачиваются почвенные воды. Они не только питают расположенное на дне кратера мелководное озеро Магади, но и поддерживают здешнюю растительность. Даже испарившись с листьев растений или с поверхности озера, влага не торопится покидать Нгоронгоро — высокие стены ограждают кратер от ветров. Поэтому влажность воздуха даже на дне кратера всегда выше, чем в окрестных саваннах, а разница между сухим и влажным сезонами не так резка, как на равнине. Кроме того, прихотливый рельеф создает участки с собственным микроклиматом: даже на плоском дне кратера участки короткотравной саванны перемежаются рощами акаций. Все это позволяет травам, которые служат пищей копытным, даже в сухой сезон отрастать после выпаса.
Заповедные правила

Миллионы лет кольцо скал надежно охраняло этот своеобразный экваториальный Эдем от превратностей климата. Однако в нашу эпоху этой защиты оказалось недостаточно. Сегодня кратер Нгоронгоро входит в состав парка Ngorongoro Conservation Area с особым режимом природопользования. В нем нельзя охотиться, строить жилища, устраивать поля или плантации. Только знаменитому племени воинов-скотоводов масаи разрешается пасти скот на землях парка, но не в самом кратере: с 1976 года в нем запрещена всякая хозяйственная деятельность. Даже посетителям кратера позволено находиться на его территории только в светлое время (благо здесь, вблизи экватора, оно круглый год занимает ровно половину суток — с 6 утра до 6 вечера).

В остальное время несущие охрану парка рейнджеры имеют право без предупреждения стрелять в любого постороннего, обнаруженного на территории. Столь суровые порядки — дань необходимости: профессиональные браконьеры, будучи застигнуты на месте преступления, без колебаний обращают оружие против людей. Впрочем, рейнджерам с внешней стороны кратера приходится гораздо тяжелее.

Жители прилегающих районов то и дело пытаются расчистить кусок саванны под поле, а то и поселиться на парковой земле. И уж лучше перестреливаться с браконьером, чем объяснять голодным людям, почему им нельзя распахать клочок пустующей земли, чтобы накормить своих детей. Быстрорастущее население Африки требует пропитания, и давление местного населения на последние участки дикой природы непрерывно усиливается. Но пока что высокие стены Нгоронгоро берегут саванновый рай и от этой напасти.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *