virtoofoto_plazmozavr

Шары-убийцы на Южном полюсе

Почему экспедиции к Южному полюсу погибали при загадочных обстоятельствах?

Событие, которое произошло в феврале нынешнего года, по значимости сравнивают с первым полетом человека в космос. Российские исследователи Антарктиды через 20 лет работы пробили почти 4-километровую толщу льда и достигли поверхности подледного озера Восток. Ученые надеются, что в озере, которое миллионы лет не контактировало с окружающим земным миром, можно будет выловить разгадки многих тайн ледяного материка.

Об одной из них в свое время поведал миру советский полярник Юрий Коршунов, который чудом выжил в Антарктиде во время печально знаменитой экспедиции к Южному полюсу в конце 50-х годов прошлого века. Из шестерых полярников, стартовавших к полюсу от станции «Мирный», назад смогли вернуться только двое.

По официальной версии, люди погибли из-за жестокой бури и морозов. Однако Юрий Ефремович впоследствии рассказал о том, что же случилось с экспедицией на самом деле. Вот его рассказ.

Шары-убийцы

«Стоял полярный день, и почти все время нашего пути была прекрасная погода. Термометр показывал всего минус 30°С, ветра не было — для Антарктиды это редкость. Мы прошли маршрут за три недели, не потеряв ни минуты на ремонт машины. В общем, все шло слишком хорошо…

Неприятности начались, когда мы разбили лагерь в точке, соответствовавшей, по всем нашим замерам, Южному магнитному полюсу. Все были вымотаны, поэтому легли спать пораньше, но заснуть не смогли. Чувствуя смутное беспокойство, я встал и вышел из палатки.

Мeтpax в трехстах от нашего вездехода я увидел какой-то светящийся шар. Он подпрыгивал, будто футбольный мяч, только размеры его были раз в сто больше. Я закричал, и все выбежали наружу. Шар перестал подпрыгивать и медленно покатился к нам, на ходу меняя форму и превращаясь в какое-то подобие колбасы.

Менялся и цвет — становился темнее, а в передней части «колбасы» начала появляться страшная морда без глаз, но с отверстием, похожим на пасть. Снег под «колбасой» шипел, будто она была раскаленной. Пасть шевелилась, и мне, ей-богу, казалось, что «колбаса» что-то говорит…

virtoofoto_sds

…Фотограф экспедиции Саша Городецкий пошел вперед со своей камерой, хотя старший группы Андрей Скобелев кричал, чтобы он не смел подходить к «колбасе», а еще лучше, чтобы вообще стоял на месте! Но Саша продолжал идти, щелкая затвором. А эта штука… Она мгновенно опять изменила форму — вытянулась узкой лентой, и вокруг Саши возник светящийся нимб, будто вокруг головы святого. Помню, как он закричал и уронил аппарат…

В этот момент раздались два выстрела — стреляли Андрей Скобелев и стоявший справа от меня наш врач Рома Кустов. Мне показалось, что стреляли не разрывными пулями, а бомбами — такой был звук. Светящаяся лента вспухла, во все стороны брызнули искры и какие-то короткие молнии…
Я бросился к Саше. Он лежал ничком и… был мертв! Затылок, ладони и, как потом оказалось, вся спина словно обуглились, полярный спецкостюм превратился в лохмотья…

Мы попытались связаться по радио с нашей станцией «Мирный», но из этого ничего не вышло, в эфире творилось нечто невообразимое — сплошной свист и рычание. Никогда мне не приходилось встречать такую дикую магнитную бурю! Она продолжалась все трое суток, которые мы провели на полюсе. Фотокамера оказалась расплавленной, будто от прямого попадания молнии. Снег и лед — там, где «проползла» лента, — испарились, образовав колею глубиной в полметра и шириной метра два.

Мы похоронили Сашу на полюсе. Через двое суток погибли Кустов и Борисов, затем — Андрей Скобелев. Все повторилось…

Мы работали снаружи, настроение было подавленным… Сначала появился один шар — прямо на Сашином холме, а минуту спустя — еще два. На этот раз мы все видели: шары возникли, будто сгустившись из воздуха, на высоте примерно сотни метров, медленно опустились, повисели над землей и начали двигаться по каким-то сложным траекториям, приближаясь к нам.

Андрей Скобелев снимал, а я замерял электромагнитные и спектральные характеристики — приборы заранее установили метрах в ста от машины. Кустов и Борисов стояли рядом с карабинами наизготовку. Они начали стрелять, едва только им показалось, что шары вытягиваются, превращаясь в «колбасу».
Когда мы пришли в себя от шока, шаров уже не было, в воздухе стоял запах озона — будто после сильной грозы. А Кустов с Борисовым лежали на снегу. Мы сразу бросились к ним, думали, еще можно чем-то помочь. Потом обратили внимание на Скобелева — он стоял, прижав ладони к глазам, фотокамера лежала на льду метрах в пяти, он был жив, но ничего не помнил и ничего не видел.

Он… Это и сейчас страшно вспоминать… был как младенец. Ходил, извините, под себя. Не хотел жевать — только пил, расплескивая жидкость вокруг. Наверное, его нужно было кормить из соски, но, сами понимаете, сосок у нас не было. Скобелев все время хныкал и пускал слюни… На обратном пути он умер…

Вернувшись домой, мы решились рассказать правду — слишком давило то, что произошло. К моему удивлению, нам поверили. Хотя не было никаких убедительных доказательств. Но отправлять новую экспедицию к полюсу не стали — не позволяли ни программа исследований, ни отсутствие нужного оборудования…

…Насколько я понял, то же, что и с нами, произошло в 1962 году с американцами…» Этот рассказ полярника Юрия Коршунова был опубликован в одной из американских газет.

Что это было?

Следующей группой исследователей, отправившейся к Южному магнитному полюсу, стала американская — со станции «Мидуэй». Было это в 1962 году. Американцы учли печальный опыт советских коллег — оборудование взяли самое совершенное, в экспедиции участвовали 17 человек на трех вездеходах, с ними поддерживалась постоянная радиосвязь.

В этой экспедиции никто не погиб. Но вернулись люди лишь в одной уцелевшей машине, на грани помешательства. Всех немедленно эвакуировали на родину. О том, что произошло, известно до сих пор очень мало: несколько газетных заметок и две статьи в научных журналах. Все события тут же были засекречены.

После возвращения на родину почти половина участников похода оказались в психиатрических клиниках. Поэтому можно предположить, что без происков таинственных «чудовищ» дело тут тоже не обошлось. Есть предположение, что и участники самой первой экспедиции к Южному полюсу тоже повстречали на своем пути шары-убийцы.

Как известно, первым там побывал американский исследователь Роберт Фолкон Скотт в 1912 году. На пути к полюсу экспедиция потеряла лишь одного человека. Установив флаг, путешественники отправились в обратный путь и… погибли. По официальной версии, Скотт и его товарищи умерли оттого, что сбились с пути, остались без продовольствия и замерзли. Однако есть подозрения, что помимо природных бурь и непогоды полярники несколько раз сталкивались с какими-то необъяснимыми аномалиями, в результате чего погибали один за другим.

…Объяснить явление, которое наблюдали полярники, не удалось до сих пор. В 1966 году исследователи дали шарам-убийцам название — плазмозавры. Американский физик Рой Кристофер высказал мнение, что эти антарктические чудовища — некие на-электризованные живые существа, сгустки плазмы.
По его версии, плазмозавры обитают на высоте 400-800 километров от поверхности Земли. Они пребывают там в разреженном состоянии и остаются невидимыми. Однако в районе Южного полюса (на Северном полюсе подобного не наблюдали) плазмозавры могут приближаться к Земле. Попадая в плотную среду, они сами делаются настолько плотными, что их можно видеть.

Плазмозавры, по версии американского исследователя, могут вызывать у людей галлюцинации и поражать их электрическими разрядами. Кристофер отнес их к разряду живых существ, которые зародились в природе еще до того, как на Земле появились органические формы жизни. Разумеется, это всего лишь версия.

Возможно, со временем это загадочное явление и перестанет быть тайной за семью печатями. Как знать, может быть, благодаря последним успехам российских исследователей в Антарктиде загадка плазмозавров тоже будет разгадана.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *