Обнаружен участок мозга, отвечающий за пророчества

Каждый человек, оказывается, обладает даром предвидения той или иной силы. Если верить ученым, то в какой-то степени мы все пророки. Пророчествуем, как правило, для себя, ежеминутно предрекая развитие тех или иных событий.

К примеру, можно точно предсказать, что будет с хрустальным бокалом, который падает со стола. Он разобьется. Или успеет ли человек перебежать дорогу перед приближающимся автомобилем. Или как отреагирует приятель на ту или иную шутку. Или незнакомая девушка, которую вы на улице вдруг хлопните ниже спины. Выиграете ли вы в «наперстки» у уличного шарлатана.

Занесет ли машину на скользкой дороге. Собственно, благодаря способности предвидеть то, что скорее всего произойдет в ближайшие мгновения и существует самое распространенное и универсальное предсказание: «Я же вас предупреждал!»

Какая же часть мозга отвечает за пророческий дар? Ответ на этот вопрос вроде бы получил Джеффри Закс (Jeffrey Zacks) из Университета Вашингтона (Washington University in St Louis).

Исследователь прокручивал добровольцам видео с простыми бытовыми сюжетами, дальнейшее развитие которых и надо было предугадать после того, как демонстрацию останавливали. Останавливали в тот момент, когда событие, которое надо было предсказать, вот-вот должно было начаться. После этого видео докручивали и добровольцы видели, чем же дело закончилось в действительности. То есть, узнавали, насколько точен был прогноз.

Испытуемые пророчествовали с удивительной точностью — от 80 до 90 процентов. А Закс с помощью томографа смотрел, какие участки мозга становятся при этом активными.

Выяснилось, в процессы предсказаний вовлечены два богатых дофаминовыми рецепторами участка так называемого среднего мозга — черное вещество (substantia nigra) и полосатое тело (striatum). Эти же участки обеспечивают легкое чувство эйфории, когда оказывается, что дальнейшее развитие событий было предсказано верно. Человек словно бы получает вознаграждение за сбывшееся пророчество. И — «беспокойство» в виде повышенной активности, если пророчество не сбылось.

— Мозг сигнализирует нам об ошибке, воспринимая ее, как сбой в работе, тем самым адаптируясь к непредсказуемым изменениям, — говорит исследователь.

По словам Закса, дар предвидения развился у людей в процессе эволюции . Хотя бы для того, чтобы наши далекие предки могли быстро решать, в какую сторону бежать от хищников.

Кто знает, вдруг эти же участки мозга — черное вещество и полосатое тело — отвечают и за более масштабные пророчества? Скажем, как у Ванги. Или как у Нострадамуса.

Раз способностью предвидеть будущее на несколько секунд вперед обладают чуть ли не все, то может быть, каким-то уникумам — буквально единицам — удается заглядывать гораздо дальше? На несколько лет или веков? Пусть даже не со сто процентной точностью.

Увы, проверить гипотезу не удастся даже Заксу. Ведь все достойные пророки уже умерли, а новые не появились.

И ясновидение существует?

Чуть раньше Закса исследованиями феноменов пророчества и ясновидения занялся весьма известный и авторитетный психолог Дэрил Бем (Daryl Bem) из Корнельского университета (Cornell University in Ithaca, New York). Проведенные эксперименты позволили ему утверждать: люди действительно способны предугадывать относительно далекое будущее. А на их поведение в настоящем влияют события, которые еще не произошли. И якобы этому имеются статистически значимые доказательства. Ученый собирал их 8 лет.

— Я ждал, когда доказательства превысят некоторую критическую массу. И не будут казаться случайными совпадениями, — говорит Бем.

Три процента чуда

В исследовании приняли участие более тысячи добровольцев. За основу Бем взял известный в психологической практике эксперимент, подтверждающий существование так называемого прайминга — феномена, не столь удивительного, как ясновидение. Но не менее занимательного.

В процессе эксперимента испытуемому демонстрируют радующую глаз картину. Допустим красочный закат Солнца. Или зеленый лужок с белыми козочками. То есть, нечто несомненно приятное. Но перед этим показывают на экране какое-нибудь отрицательно окрашенное слово. Например, «гадость». Или того хуже.

В следующей серии радостным картинам предшествуют «хорошие» слова, вроде «красота», «прелесть».

Реакция большинства добровольцев такова: после плохих слов они тратят гораздо больше времени на то, чтобы признать приятную картину приятной. А после хороших — соответственно, меньше. Это и есть прайминг — или так называемая преднастройка, признанная психологами.

Дэрил Бем поставил обратный эксперимент. Добровольцам сначала показывали картины. Точно так же их надо было эмоционально оценить. И лишь после оценки на экране появлялось слово — плохое или хорошее. Появлялось произвольно без какой-либо связи с происходящим.

Одни добровольцы тратили больше времени, чтобы признать картину приятной, другие — меньше. Как и в предыдущем эксперименте. Чудо ж вот в чем: первым — неторопливым — потом , как правило, «выпадали» плохие слова. Они словно бы влияли из будущего на оценку. Хотя не должны были бы. С материалистической точки зрения.

И получалось, что грядущие события управляли тем, что происходило в настоящем. Ну, не мистика ли?

Еще в одном эксперименте добровольцам показывали листок со множеством слов. Потом — через час — предлагали вспомнить и записать их. Естественно, что вспоминались далеко не все. И не сразу. Заканчивался эксперимент тем, что добровольцам предлагалось напечатать некоторые слова из первого списка, произвольно выбранные и показанные компьютером. И оказывалось, что эти напечатанные слова, добровольцы вспоминали быстрее ненапечатанных.

Если бы совпадения были случайными, то повторяющиеся раз за разом эксперименты (а Бем повторял их 8 лет) дали бы результат 50 на 50. Именно столько выходит, если долго-долго бросать монетку и смотреть, что выпадет — орел или решка. А у исследователя получилось 53,1 на 46,9. В его экспериментах 53,1 процента совпадений (к примеру, приятная картина — затянувшаяся ее оценка — плохое слово) указывали на существование феномена ясновидения. Или прорицания. Итого, 3 процента чуда. Это — довольно много.

— Я не верю в ясновидение, — говорит психолог Йохим Крюгер (Joachim Krueger) из Университета Брауна (Brown University in Providence, Rhode Island), — но к экспериментам придраться не могу. Они корректны.

— Результат мал, — говорит Мелисса Беркли (Melissa Burkley) из Государственного университета Оклахомы (Oklahoma State University in Stillwater). — Но примерно на такой же малости основан признанный большинством медиков эффект аспирина — способность малыми его дозами предотвращать инфаркты.

К слову, Бем экспериментировал с обычными людьми. А если бы он набрал тех, кто полагает себя ясновидцами? Кто знает, какие результаты ученый тогда бы получил. Может быть, процент чуда составил бы больше 3 процентов?

Если верить Бему, то Ванга, возможно, не была шарлатанкой.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *