Секрет «находки Монаха»

В 1933 году в нацистской Германии по личному распоряжению Адольфа Гитлера был создан научно-исследовательский институт «Аненербе». Контроль над институтом фюрер доверил самому близкому человеку, руководителю гестапо и СС Генриху Гиммлеру и именно по личному распоряжению последнего в 1935 году «Аненербе» был передан в подчинение глубоко законспирированной, таинственной организации «Черный орден».

О том, что все исследования института являлись преступными свидетельствует тот факт, что во время заседания Нюрнбергского Международного трибунала, который судил нацистских злоумышленников, к смертной казни через повешение был приговорен полковник СС Вольфрам фон Зиверс за то, что он возглавлял «Аненербе».

О размахе исследований, проводимых в филиалах института «Аненербе», обосновавшихся в государствах-сателлитах Третьего рейха, вполне можно судить даже тому, что Германия на эти работы истратила гораздо больше финансовых средств, чем, например, США на создание первой атомной бомбы. На вопрос судьей адресованный фон Зиверсу, над, чем же конкретно работало возглавляемое им ведомство, тот оказался предельно лаконичным и четким: «Всем!» В дальнейшем на все вопросы фон Зиверс не отвечал.

Да и нужны ли были его ответы и разъяснения, если подавляющая часть архивов «Аненербе» была передана в распоряжении трибунала, и многочисленные документы свидетельствовали о том, сотрудники института, ученые-нацисты, проводили исследования «в области зависимости духа, наследства и деяний индогерманской перворасы». Причем рационалистические научные методы с невиданным размахом были поставлены на службу всему иррациональному. Ситуация настолько дошла до абсурда, что именно эксперты института «Аненербе» собрали для Генриха Гиммлера на его личной вилле в предместье Берлина шестерку сильнейших оккультистов Германии, ставших главными советчиками во всех текущих, а так же перспективных делах, а все совещания Главного штаба вермахта начинались с сеансов хатха-йоги и агни.

Одна за другой снаряжались и экспедиции в горный Тибет, откуда некий профессор Шеффер привозил необычных пчел и «арийских» лошадей. Первые приносили мед, который обладал уникальными лечебными свойствами, вторые обладали невообразимой выносливостью. Затем Шеффер переправил в Берлин раритет, который во время Нюрнбергского Трибунала значился как Метеорит тибетского монаха. Неподдельный интерес к Метеориту даже заставил фон Зиверса забросить изуверские опыты, проводимые над живыми людьми. Всю информацию о таинственной находке директор института сообщил своему патрону Г.Гиммлеру, а тот в свою очередь безотлагательно явился к фюреру с докладом, ибо доставленный Метеорит, давал шанс на победу в столь затянувшейся тотальной войне.

«Кусок непонятной блеклой зернистой субстанции был обнаружен тибетским монахом в пятнадцатом веке. После чего монах в самом прямом смысле слова обратился в пар. Служители монастыря к находке прикасаться боялись, считали проклятой, — сообщал Генрих Гиммлер своему фюреру. — Любое вещество, которое вступает с ним в контакт, начинает быстротечно разлагаться. Противостоять ему могут только алмаз, платина и золото. Доктор Шеффер догадался использовать для его транспортировки платиновый контейнер, и тем самым избежал смерти…»

Когда Гиммлер рассказывал Гитлеру о таинственной находке, на календаре шел март 1944 г., и нацистская властная прекрасно осознавала, что итог предрешен. И внезапно чуть ли не с неба падает это вещество. Что это подарок судьбы или знак дьявола? Впрочем, какая разница, если предстал шанс исправить более чем плохие события на всех фронтах и победить?!

Услышав это сообщение, Гитлер среагировал мгновенно:
— Удача повернулась к нам своим лицом. Используйте все вероятности, чтобы создать необходимые запасы вещества, которое способно растворить все самые сильные армии мира. Недостаточно платины и золота?! Так сделайте одолжение и научитесь пользоваться потенциалами концлагеря Дахау и остальных лагерей…
— Потребуется непозволительно много времени, но, к сожалению, нам этот ресурс не доступен, — возразил Генрих Гиммлер.

— Так учитесь создавать время. И помните, Генрих: безумен далеко не тот, кто утратил разум, безумен скорее тот, кто все потерял, кроме разума… Сегодня я как никогда убежден, что следую путем, который показала мне Судьба, аналогично человеку, идущему в своем сне! Неужели это не призрак будущих побед?

Для Генриха Гиммлера слова его фюрера были настоящим руководством к активному действию. И работа пошла, набирая ужасающие обороты. Если и существует ад, то в это время он был на земле. Узников концлагерей заставляли незащищенными руками соскабливать со специально подготовленных платиновых лотков дьявольское вещество, которое нацисты смогли синтезировать, но к счастью, всего лишь в объемах, которых было явно недостаточно для того, чтобы превратить его в активный элемент оружия. Вместе с тем и первые опыты стали откровением для изуверов — в пыль превращалась броня, становился трухой железобетон. — Субстанция съедает все, что ей подают! — восторженно рапортовал своим патронам фон Зиверс.

В ходе исследований сотрудникам «Аненербе» удалось решить вопрос с хранением «находки монаха» (секретное название вещества), чтобы оно оставалось безвредным для самих нацистов. Было установлено, что субстанция при температуре -350С становится совершенно безвредной. В полярные широты были отправлены подлодки, оборудованные платиновыми контейнерами-холодильниками, чтобы из граммов ужасной «находки монаха» создавать в вечных льдах хранилища со стратегическими запасами нового «оружия возмездия».

К разочарованию нацистов оружия они не получили. С расплатой тоже ни чего не вышло. Американцы к фон Зиверсу применили дознание с пристрастием. «Кто обладает «находкой монаха», у того весь мир будет в ногах мир», — всегда утверждал Генрих Гиммлер. Несмотря на все старания американцев, которые стремились к обладанию секретом могущественного вещества, полковник СС Вольфрам фон Зиверс продолжал упорно молчать. Когда стало очевидно, что выбить из него ничего не удастся, приняли решение, что смерть — прекрасная гарантия его молчания в будущем под напором потенциальных врагов США.

Как указывал французский историк Ж. Бержье, история открывает свои двери не только в загадочное третье измерение, но и в четвертое. Вольфрам фон Зиверс, очевидно, это знал, и ничуть не сомневался в том, что его духу, его предназначению суждено быть полностью открытым в измерениях, которые стоят обособленно от земных, другими словами истинно арийских.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *